Пятница
24 ноября 2017 года
01 : 10 : 45
°С, малооблачно
без осадков
Памяти ХК 'Локомотив' 
Ярославль
Общество и закон
Дом, семья
Фазенда
Здоровье
Спорт
Авто
Расписание автобусов  
© Новый Ярославль
Выскажите свое мнение

Наши рекомендации:

Автошколы ярославля. Теоретический курс, практическая подготовка водителей. Высококвалифицированные сотрудники, доступные цены. Автошкола Автокласс.

Лучше всего устанавливать кондиционеры в ярославле и ярославской области в компании ЯрТермоСтрой
Ярославская летопись
История в фотографиях
Ярославская летопись

1608 год. Осада Ярославля поляками

В минуты бедствий России Ярославль принимал участие во всех судьбах и переворотах её истории и почти всегда, за весьма только редкими исключениями, являлся представителем законной защиты царя и отечества. И если бы не привелось Северной Руси удержать в 1609 году Ярославль за московским царём, Бог знает, какая судьба предстояла бы тогда нашему государству. Важное значение Ярославля понимали обе оспаривавшие Москву стороны - и царь Шуйский, и "Тушинский царёк", как звали тогда второго Самозванца.

Узнав о походе поляков на северные города, ростовский митрополит Филарет Никитич начал окружными грамотами убеждать жителей окрестных городов "твёрдо стоять за православную веру и быть верными царю своему". 8 декабря 1608 года такое послание получили и в Ярославле. Между тем Самозванец, не овладев столицей, отправил гетмана Сапёгу и пана Лисовского для занятия северных городов Руси, надеясь помешать этим приходу ратных людей и подвозу к Москве военных и съестных припасов. К сожалению, они редко встречали сопротивление, и их вторжение легло всею тяжестью главным образом на землю Ростовскую: все города её были разграблены, храмы руками хищников осквернены, пастырь народа и церкви - Филарет с позором увезён в плен.

Город за городом, от которых царь ожидал себе помощи, сдавались второму Лжедмитрию. Владимир, Суздаль и Переславль первыми присягнули ему. Обогащённый торговлей английской Ярославль, как отзывается о городе Карамзин, хотя и был уже в то время ограждён земляным валом, рвом и каменными башнями, но ярославцы, или покоряясь необходимости, или увлечённые минутным заблуждением, не выдержали осады, сдались полякам на условии не грабить церквей, домов и лавок, не бесчестить жён и девиц, целовали крест мнимому царю, приняли к себе поставленного им воеводу, некоего Лоренца Биугге, послали через воеводу своего (назначенного ещё Шуйским) князя Барятинского в Тушинский стан боевые запасы и собранные с жителей на продовольствие тушинской рати до 30 000 рублей, обязавшись ещё снарядить 1 000 всадников. Доказав этим свою зажиточность, Ярославль только привлёк к себе врагов и грабителей. Второй Самозванец не замедлил прислать сюда некоего Путилу Резанова с грамотой, которой повелевалось "брать с ярославцев всякие товары на царя"; причём та же грамота добавляла, чтобы "ярославцы никому, кроме его, не давали товаров". Между тем ещё какой-то Константин Данилов прибыл сюда за товарами же от Сапёги. Барятинский, впрочем, отказал ему, за что Данилов, как читаем в исторических актах, обесчестил его в судной избе.

Ярославль скоро осознал свою ошибку и с избытком искупил это заблуждение. Связавшись с заволжскими городами, жители свергли с себя постыдное имя приверженцев самозванца и послали даже в далёкую "великую Пермию" отпись, прося прислать в Ярославль ратных людей. На воззвания ярославцев откликнулись многие города и, взявшись за оружие, двинулись сюда.

Шуйский, хотя уже и бессильный, и сам сидевший тогда в осаде, понял, какая опасность грозила России от занятия тушинским вором Ярославля, в грамоте от 23 декабря 1608 года к жителям северных и приволжских городов просил очищать свои места от мятежников, собираться для общей защиты в Ярославле и отсюда спешить на помощь к Москве.

Составленное в Вологде ополчение с царскими воеводами, князем Силою Гагариным и Евсевием Резановым, под общим начальством назначенного князем М. В. Скопиным-Шуйским воеводы Никиты Вышеславцева, в марте 1609 года достигло города Романова (Тутаев). Дворяне и дети боярские этого уезда держались тогда Тушинского царька. Освободив Романов, Вышеславцев разослал по окрестностям гонцов с грамотами, в которых именующего себя Дмитрием называл вором и богоотступником, прибавляя к этому: "Сами видите, что делается, матерей ваших и жён на постели имеют, и дома ваши разоряют и вас побивают". К Ярославлю ополчение двинулось из Романова 16 марта. Встретив 8 апреля Вышеславцева и его дружину с образами и хлебом-солью, Ярославль, а за ним и уезд его целовали крест Василию. Вышеславцев хорошо понимал, что Тушинский царёк не помирится легко с потерей важного пункта, и потому тотчас же принялся за исправление в Ярославле старых укреплений Рубленого и Земляного города. Кроме того, вокруг посада по валу Земляного города он поставил новый острог, что, судя по длине этого вала, тянувшегося от Волги (Красная площадь - площадь Волкова - площадь Богоявления) до Которосли, было делом не лёгким; слободы обставили заставами, которые могли, хотя бы временно, задержать неприятеля и дать время жителям слобод убраться и хоть что-нибудь унести из своего имущества. Распоряжения эти были совсем не лишними: как только весть о взятии Ярославля царскими войсками достигла Тушина и Троицкого стана, там решено было возвратить Ярославль во что бы то ни стало.

И вот, осаждавший тогда Сергиеву лавру гетман Сапёга отрядил к Ярославлю часть войска своего с панами Лисовским, Микулинским и Будзилой. Ярославцы, узнав о приближении враждебного войска, отрядили заранее на реку Пахну (Пахму), километров за 10 от города, заставу для охранения там переправы через реку, так как по причине весеннего разлива незваные гости решили бы переправиться только в этом, а не ином где-либо месте. Четыре дня застава не пропускала неприятелей, но они нашли другое удобное место и навели там мост. 30 апреля, оставив у переправы часть своего отряда для отвлечения ярославцев, они перешли этот мост и ударили в тыл охранявшей переправу заставе, которая и была рассеяна. Тогда неприятель подступил к Ярославлю.

Защищать город решено было до последней крайности. Навстречу неприятелю вышли из Ярославля ратные люди и бились целый день до вечера. Будзило сжёг Спасскую слободу и подступил к большому острогу. На другой день, 1 мая, острог был взят: изменил будто бы служка Спасского монастыря Григорий Каловской, отворивший Семёновские ворота (стоявшие на современной Красной площади), через которые враги проникли в острог и сожгли входивший в окружность большого острога посад. Вышеславцев и Сила Гагарин засели тогда в меньшем остроге, которым окружена была внутренность торгового посада и кремля. Будзило делал сильные приступы по два и по три раза в день. 3-го и 4-го мая приступы длились целый день и ночь. Часов в 12 ночи с 4 на 5 мая, когда рать Будзилы шла на приступ "с огненными приметами и со смоляными бочками, чтобы зажечь средний острог, ярославцы дружно сами сделали вылазку, побили приступающих, отняли у них зажигательные снаряды, знамёна и набрали пленных". На другой день Будзило отступил. Ярославцы думали уже, что Бог избавил их от нападавших, но 8 мая противник вновь появился у Ярославля, а с ним ещё и Лисовский со своей шайкой. Снова начались приступы к городу по два и по три раза в день. Ярославцы, как и обещали, защищались отчаянно, хотя у них заметен уже был недостаток в порохе. Они написали об этом в Вологду и Усолье, прося оттуда прибавки ратных людей, а между тем с успехом отбивались наличными силами от беспрестанных приступов.

Не видя в приступах успеха, неприятель пытался склонить ярославцев к сдаче города мирным путём. За это дело взялся торговец обрусевший немец Иоганн Шмит. Ярославцы пригласили его к себе, он пришёл, и тогда, забыв жалость и человечность, сварили его в котле мёда и выбросили на съедение собакам.

Озлобленный неудачами неприятель подступил к Рубленому городу и Спасской обители и крепко держали эти пункты в осаде, громя стены. Но засевшее в монастыре войско храбро отражало все приступы, и усилия Северной Руси отстоять Ярославль увенчались полным успехом: неприятель, 23 мая со стыдом отступил от нашего города. Воеводы Никита Вышеславцев и Сила Гагарин, духовенство и все Ярославцы решили в память избавления от врагов воздвигнуть храм, посвятив его Казанской Божией Матери и поставить в нём принесённую из Романова чудотворную её икону. Это решение исполнили незамедлительно, и у вала, между Власьевскими и Семёновскими воротами, в Земляном городе построен был деревянный храм. В 1610 году образовалась при этом храме женская обитель, и здесь поселились 72 инокини из прежних обитательниц сожжённого поляками Рождественского монастыря, находившегося раньше на Богоявленской площади. Сожжены были поляками так же монастыри Толгский (за Волгой) и Никольский на Глинищах (Красный Перекоп).

Вернуться в раздел Ярославская летопись...

По материалам книги "История города Ярославля", Головщиков К.Д. - 1889г.

Прогноз погоды
/
°С
Ветер:    м/с
Давление: мм
Влажность: %
по данным rp5.ru
Курсы валют
Летопись Ярославля
Последние новости
Расписание поездов

Яндекс.Метрика